Внутренние различия в неких федеративных государствах
Обмен учебными материалами


Внутренние различия в некоторых федеративных государствах



в 1990-х годах*

Страны Средняя территория субъекта, кв. км Площадь наименьшего субъекта кв. км Размах различий субъектов по территории (раз) Размах различий субъектов по населению (раз) Размах различий субъектов по уровню душевых доходов (раз) США 186 851 8 551 1,80 Канада 830 884 5 660 1,02 ФРГ 22 311 3,51 Швейцария 1 588 2,41 Австрия 9 318 2,27 Австралия 960 288 2 400 1,37 Россия 198 557 1 032 3 007 10,55 Индия 98 925 13 858 2 675 3,68

*Составлено по (Колосов, Мироненко, 2001, с. 396-398)

Средняя площадь субъектов федераций колеблется от 830-960 тыс. км2 в Канаде и Австралии, 180-190 тыс. в США и России до 1,5-10 тыс. в Швейцарии и Австрии. При этом наибольший размах по территории, между территорией наибольшего и наименьшего субъекта, наблюдения в Индии, США и России – в 13,8, 8,5 и 3 тыс. раз – соответственно. Даже в небольшой Швейцарии самый крупный по площади кантон больше самого малого почти в 200 раз, а в Германии разница между Баварией и Бременом – 175 раз. Что касается различий в численности населения между субъектами федерации, то наибольший размах характерен для крупнейшей по численности населения (более 1 млрд чел.) федерации мира – Индии – более 2,5 тыс. раз. В России разница в населении Москвы и Эвенкийского автономного округа, примерно такая же, как и по территории между Якутией и Адыгеей – 428-408 раз, соответственно. В других федеративных странах амплитуда колебаний в демографическом потенциале субъектов федерации значительно меньше, например, в США – 66 раз, Австралии – 36, Мексике – 31, Канаде –19 и только в Бразилии – 144. При этом нет связи между размером федерации и размахом различий в людности ее субъектов (в Швейцарии он также довольно велик – 85 раз). По размаху различий в уровне экономического развития и среднедушевым доходам (между самым богатым и самым бедным субъектом федераций) наибольшая дифференциация отмечается в России (10,5 раза), велика она в Индии (3,7) и объединенной Германии (3,5). Практически равны по уровню среднедушевых доходов субъекты федерации Канады и Австралии, в США, Австрии и Швейцарии размах различий не превышает 1,8–2,5 раза (табл. 9). По оценкам некоторых специалистов, Россия является т.н. «ассиметричной федерацией» с высокой дифференциацией субъектов по территории, численности населения, природному и социально-экономическому потенциалу, без глубоких исторических корней федерализма. Курс на федерализм по национальному признаку привел в РФ к тому, что из федеративных отношений выпал русский народ, большая часть национально-автономных образований имеет «титульные» народности в меньшинстве, что порождает вялотекущие сепаратистские тенденции в ряде из них. Существующее мнение о том, что федеративная форма характерна прежде всего для много- и двунациональных стран (Россия, Индия, Швейцария, Бельгия, Канада, Нигерия) не подтверждается современной мировой практикой, поскольку большинство существующих ныне федераций – это страны с более или менее однородным национальным (этнолингвистическим) составом, создание которых обусловлено историко-географическими особенностями формирования и развития.

С учетом историко-географических особенностей развития, многообразия институтов и устройства федеративных государств, можно выделить их несколько типов:

· западноевропейский тип объединяет старые западноевропейские демократии, связанные (Бельгия, Швейцария) или не связанные (Германия, Австрия) с национальной структурой населения, имеющие длительные традиции самоуправления или независимой государственности составных частей, устойчивым соотношением между политической и этнической идентичностью. К данному типу примыкают и некоторые унитарные государства с развитыми традициями регионализма (Великобритания, Испания, Италия, Финляндия и др.);

· североамериканский тип включает старые англоязычные «переселенческие» федерации, созданные «снизу» в ходе строительства либеральной демократии (США, Канада, Австралия), мало связанные с этническими и другими социально-культурными различиями, с высокой децентрализацией государственной власти и устойчивой политической идентичностью населения;

· латиноамериканский тип охватывает старые «переселенческие» федерации, созданные сверху в результате распада испанских и партугальских колоний, не связанные с этническими различиями, ассиметричные, с большим числом субъектов и высокой централизацией государственной власти (Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Мексика). Многочисленность регионов и ассиметричность федераций данного типа порождает процесс создания новых субъектов путем деления «старых» штатов или образования самостоятельных в районах нового освоения, что вместе с развитием институтов самоуправления используется для регулирования внутрифедеральных отношений и смягчения социальной направленности;

· афро-азиатский тип является внутренне неоднородным, объединяет молодые устойчивые централизованные федерации, созданные «сверху», на базе компромисса между элитами существовавших прежде федеральных образований и национальными элитами регионов, ставших субъектами федераций, высокоассиметричные с большими различиями в потенциале регионов и сохранением элементов авторитарного правления в центре и на местах (Индия, Малайзия, ОАЭ, ЮАР). В особую подгруппу следует отнести молодые «постколониальные» высокоцентрализованные федерации с неустойчивыми авторитарными режимами (Нигерия, Эфиопия, Пакистан, Мьянма), где принципы федеративного устройства используются центральными властями «сверху» для сохранения единства разнородных в этническом, социальном и экономическом отношениях регионов, институты местного самоуправления слабые и носят формальный характер. Особую позицию занимает также ЮАР, в которой процесс государственного строительства, после демонтажа режима апартеида, сочетает признаки «афро-азиатского» и «переселенческого» типов, объединяя регионы прежнего размежевания независимых бантустанов и исторических провинций, возникших в ходе колонизации и освоения территории европейскими переселенцами;

· островной постколониальный тип имеет много общих особенностей с «афро-азиатским» и объединяет молодые островные федерации, созданные в результате распада колониальных империй и предоставления независимости «подмандатным» территориям (Сент-Китс и Невис, Каморские острова, Федеративные Штаты Микронезии), отличаются ассиметричностью и низкой степенью интегрированности;

· постсоциалистический уникальный тип чрезвычайно эклектичен, сочетает элементы социалистического наследия и новейшие заимствования либеральной демократии, включает молодые многонациональные федерации с глубокими внутренними этническими и социально-экономическими различиями, унаследовавшие ассиметричность и использование в государственном устройстве принцип национально-территориальной автономии (Российская Федерация, Сербия и Черногория, бывшая СРЮ). Особенность «постсоциалистических» федераций заключается в существовании национальных и обычных регионов, строительстве федеративных отношений одновременно «снизу», как реакции на требования национальных субъектов и средства сохранения единства, и «сверху», как политического проекта центральной власти (в отношениях с чисто русскими регионами в РФ). Для укрепления таких федераций актуальной задачей является реинтеграция субъектов на новой политической, культурной и экономической основе, мобилизация этнических и региональных групп населения для формирования их идентичности и федеральной ментальности.


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная